«Я думаю, что театральный мир замер минимум на полгода»: интервью с Федором Елютиным

Продюсер и создатель театральной компании «Импресарио» рассказывает о готовящейся премьере в формате шоу-тренинга и будущем современного театра после пандемии

24 апреля состоится премьера шоу-тренинга I don’t want to see this, которая пройдет в Zoom. Федор Елютин ответил на несколько вопросов HiРО о проекте и том, как изменится зритель и как театр рефлексирует на текущие события.

Расскажите о вашем новом спектакле.

Чем ваша версия будет отличаться от израильской?

Мой друг Алексей Киселев, замечательный театральный критик и соавтор книги «Remote Moscow. Как зарабатывать на впечатлениях», которую мы писали вместе, оказался участником программы фестиваля в Тель-Авиве, на котором показывали современное израильское искусство. Там он увидел спектакль I don’t want to see this и рассказал мне о нем. Было это месяца 3-4 назад. Когда началась вся ситуация с самоизоляцией, я решил вернуться к тому спектаклю. Леша мне прислал ссылку на спектакль и познакомил с организаторами фестиваля. Те свели меня с создателями — Лиором Залмансоном и Майей Магнат. Я созвонился с ними буквально 3-4 недели назад и предложил срежиссировать их спектакль в Zoom. Лиор и Майя сами только в середине апреля закончили делать фестиваль онлайн-театра. Они прислали мне все материалы, презентацию и очень обрадовались, что мы сделали все быстро, потому что запланированные показы на нескольких мировых площадках отменились. Им нравятся наши вижуалы и наш подход, поэтому они, как и мы, рады сотрудничеству. Для меня это тоже новый формат и новые люди.

Мы перевели текст спектакля, немного адаптировали, но на 90% — это оригинальный сценарий. Интересно, что спектакль вообще не планировался для онлайн-показа, его играли в аудитории. Ситуация с коронавирусом предоставила новые возможности.

Видите ли вы будущее за подобным театральным онлайн-форматом?

Думаю, что да. Театры бывают разные: офлайн, онлайн, интерактивные, партисипаторный (то есть с культурой участия — прим. ред.), one-on-one. Театр — про жизнь. Нет жизни — нет театра. Сейчас вся жизнь в онлайн, поэтому театр рефлексирует. Но в онлайн он будет.

Как вы считаете, как изменится современный театр после пандемии?

Мы уже видим, как меняется весь мир. Я не знаю ни одной отрасли, на которую не повлияла бы пандемия. Все фестивали, например, Авиньонский в июле, Эдинбургский в августе, отменены. Экс-ан-Прованский оперный фестиваль тоже. Это масштабные события, на которые обычно собираются продюсеры со всего мира, букеры и кураторы. Там букеры смотрят, отбирают и продают спектакли. Сейчас люди не могут ничего заказать, поскольку все закрыто. Я думаю, что театральный мир замер минимум на полгода. Обычно в оперном мире солисты и дирижеры забронированы на 2-3 года вперед, а сейчас даже неприлично спрашивать этих людей о том, какие у них планы на следующий год.

После пандемии в современном театре будет очень много пьес про коронавирус, про то, как люди теряли все. Думаю, будут и фильмы, и стихи об этом. Искусство, как и театр, рефлексирует. Мы увидим много новых имен и открытий.

Каким станет зритель?

Вижу зрителя запуганным. Все страхи в будущем, пока мы не знаем ничего. Сейчас ситуация тотальной неизвестности. Не буду строить гипотезы, но могу сказать, что все будет подвержено влиянию пандемии.

Какие театральные проекты вам сейчас интересны?

Те, которые позволят нам выжить как компании. Вот я сейчас выпущу спектакль I don’t want to see this, посмотрю, как все пройдет, и вы потом задайте мне этот вопрос. Объективно я не знаю, что будет дальше.

Ваше главное впечатление среди проектов, появившихся после начала ситуации с коронавирусом?

На странице Gaga Dance каждый день в 9, 11, 14 и 18 часов ребята из Тель-Авива ведут прямую трансляцию в Zoom, которая длится полчаса. Для меня это большое вдохновение, когда 600 человек со всего мира одновременно танцуют с преподавателем. Я уже месяц делаю класс каждый день в 11 и в 14. Это очень здорово. Ты должен танцевать так, как никогда не танцевал, то есть нужно попытаться найти «истинное я». Это то, чем я пытаюсь заниматься последние пару лет: понять свое истинное предназначение и ответить на вопрос, а действительно ли то, чем я занимаюсь, мое или я все это просто себе придумал.

Онлайн стало доступно огромное количество постановок.

Что стоит внимания, на ваш взгляд?

Я адепт интерактивного театра. Просто наблюдать за театром по телевизору мне кажется скучным. Поэтому я и занимаюсь театром взаимодействия. Это единственный приемлемый формат в онлайн. Смотреть трансляции, например, Венской оперы можно, но я не знаю, на сколько у человека хватит терпения. Моего не хватает. По мне лучше книгу почитать. Для меня театр — это то, что происходит, когда люди собираются вместе. Есть люди интровертные, им комфортно с самим собой, а есть экстраверты, им нужно общение. Для последних театр важен как социальный опыт. Театр вообще про опыт взаимодействия, пускай и в буфете, но тем не менее.

Интервью подготовила Дарья Богомолова.

Вам также может понравиться

«Сервис — это показатель интеллекта страны». Интервью с Анной Ендриховской

«Сервис — это показатель интеллекта страны». Интервью с Анной Ендриховской

Шеф-консьерж MOSS Boutique Hotel и член международной Ассоциации консьержей «Золотые ключи», партнер событийного агентства Bureau Magoo рассказывает о русском гостеприимстве, экскурсии для родоначальников панк-рока и других судьбоносных встречах

Читать
5 трендов новой реальности: как применять их в бизнесе

5 трендов новой реальности: как применять их в бизнесе

Основатели креативного бренд-бюро May / Be Ирина Смолина и София Кареева рассказывают, как пожилые люди стали новыми героями, социальное дистанцирование становится нормой, а солидарность — мировой

Читать