«Вовлеченный папа — не тот, кто просто может купить игрушку»: гид по активному отцовству

Маша Твардовская

В последние годы в России активно изучают проблемы отцовства и стараются выяснить, какие факторы помогают отцам стать более вовлеченными в процесс воспитания детей. Вместе с этим меняется представление россиян об отцовстве. Если раньше хороший отец представлялся безэмоциональным добытчиком, то сейчас россияне считают, что в первую очередь хороший отец должен заботиться о семье и заниматься воспитанием детей, отодвинув финансовое обеспечение на третье место.
К 23 Февраля мы исследовали, как изменилось отношение к отцовству, почему оно стало модной темой и как это сказывается на детях и отношениях в семье.

Как развитие ребенка зависит от вовлеченности отца в воспитание?

Как развитие
ребенка зависит от вовлеченности отца
в воспитание?

Один из важных факторов психологического здоровья ребенка — быть частью семьи, в которой все хорошо ладят большую часть времени. «Вовлеченный папа — не тот, кто просто может купить одежду, игрушку и еду, — объясняет детский психолог Юлия Буракова. — Сейчас мы говорим о том, что отец должен быть включен в процесс общения с ребенком, и речь не о воспитании или прививании каких-то норм, здесь важен процесс эмоционального включения». По словам психолога, если родитель даже при сильной занятости поддерживает теплоту отношений и заинтересован в том, чтобы оставаться близким человеком (интересуется делами и увлечениями ребенка, проводит время без телевизора или телефона, строит эмоциональный и живой разговор), то это будет хорошей поддержкой для психологического комфорта ребенка. А если один из родителей холоден в общении, отстраняется и не проводит с ним время, это может негативно сказаться на ребенке. Слова психолога подтверждает исследование роли родительского принятия и отвержения. Выяснилось, что отсутствие привязанности и общения, строгие нормы и негативное отношение к детям могут оказывать негативное влияние на личностное и социально-эмоциональное развитие подростков.

«Ребенок в начале жизни необъективен, для ребенка папа и мама — это вся Вселенная и весь мир, и когда одна половинка этого мира скрывается и становится неясной, закрытой, то ребенок, безусловно, начинает тревожиться. Отсюда берутся страх и неуверенность. При этом я бы не выделяла отдельно мам и пап, семьи бывают разные: есть одинокие мамы и одинокие папы, есть семьи, где детей воспитывают бабушки и дедушки, есть семьи гомосексуальные, где двое мам и двое пап», — говорит Буракова.

Как развивается отцовство в России?

В 2008 году Сергей Захаров основал в Санкт-Петербурге папа-школу — группу для отцов, которые ждали рождения ребенка. «Я тогда был
в „беременном“ состоянии, — рассказывает Сергей, — и у меня появилась идея создания школы, чтобы такие же, как я, отцы могли получить поддержку и научиться обращаться с новорожденным». За годы работы технологию удалось популяризировать: сейчас папа-школы есть не только в Санкт-Петербурге, но и в Москве, Краснодаре, Екатеринбурге и других городах России. Вместе со школой Сергей Захаров стал одним из основателей сайта «Отцовство в России», где собрана вся информация для отцовских организаций, полезная информация для самих пап и последние исследования об отцовстве.

С момента создания папа-школ и сайта прошло 11 лет, и за это время отношение общества к отцовству сильно изменилось. «Раньше отцы почти не уходили в декретный отпуск, а сейчас таких примеров все больше (в отпуск по уходу за ребенком сейчас уходят 2,02% отцов).
О переменах также говорит реклама: все чаще используется образ отца, например в рекламе „ФрутоНяни или в рекламе колбасы Папа может“», — говорит Захаров. Но среди самых важных причин изменений, по мнению Захарова, то, что женщины становятся все более независимыми и экономически активными. Об этом же говорят данные доклада «Отцовство в России».

При этом есть и проблемы. Исследовательницы Ольга Безрукова и Валентина Самойлова выяснили, что принимать активное участие в жизни семьи и воспитании ребенка мужчинам мешают несколько факторов. Помимо несовершенства законодательства, недостаточной поддержки сотрудников с детьми и разницы в оплате труда мужчин и женщин, серьезным барьером становятся стереотипы о гендерных ролях, представления о традиционной мужской идентичности. Многие отцы, примеряя на себя ситуацию отцовского отпуска, боятся потери мужественности, трудностей ухода за маленьким ребенком.

«Конструированию „заботливой“ маскулинности могут способствовать гендерно-чувствительная информационная политика и реклама, что убедительно доказал опыт внедрения в сознание шведского общества идеологии отстаивания интересов и прав отцов перед работодателями и матерями, а „образ мускулистого мужчины, держащего младенца на руках, навсегда выгравирован в коллективной шведской памяти как символ отпуска по отцовству“», — пишут исследовательницы. Вместе с тем в России на развитии отцовства сказываются институциональные, структурные, финансовые и социокультурные риски. Их изменение представляется «более сложной задачей и потребует изменений экономического контекста, реализации политики гендерного равенства в сфере труда, совершенствования социального обеспечения семьи, увеличения инвестиций в родительские и отцовские отпуска и других».

Как живут активные отцы?

Как живут
активные отцы?

Василий Сонькин

29 лет, папа двоих детей, журналист

Первый фундаментальный сдвиг в моем сознании относительно отцовства случился уже после того, как родился первый ребенок. Я перестал ощущать, что помогаю своей жене. Мне кажется, это ощущение помощи не самое здоровое, потому что тогда большая часть ответственности падает на жену, а ты ее берешь там, где удобно тебе. К рождению второго ребенка я стал менять восприятие: я занимаюсь своими детьми наравне и несу ответственность за какие-то части их жизни: организационные, развлекательные, какие-то образовательные и так далее. Переосмыслению помогло взросление (я понимал, что мне уже не 24 и я тоже меняюсь и учусь), а также психотерапия. Мы пошли туда с женой не из-за вопроса детей, но обсуждение отношения друг к другу, обсуждение того, как сделать его здоровым и быть вместе дальше, повлияло и на вопрос отцовства.

Для меня вовлеченное отцовство означает, что ты доступен эмоционально и физически для своих детей. Не на сто процентов, конечно, потому что всем нужно пространство для себя, но, например, когда я укладываю дочку, она любит, чтобы ей сделали «рельсы-рельсы, шпалы-шпалы», и, несмотря на то что я бываю задолбан работой, я всегда уверяю себя, что мне надо это сделать, и отказываю в редких случаях. Потому что я хочу, чтобы у дочки было ощущение, что есть такая традиция. Мне кажется, такие детали создают глубокие эмоциональные отношения с папой.

Я не проходил папа-курсы, но читаю статьи о детях, послеживаю за группой издания «Нет, это нормально», состою в большом количестве разнообразных групп в фейсбуке — это источник разных ситуаций и знаний о родительстве. Недавно жена поднимала статьи о том, как наладить ребенку сон: младшему сейчас семь месяцев, и он просыпается каждую ночь на час. Мы начали вместе экспериментировать, и уже за неделю качество сна у сына стало лучше. Сначала мы хотели нанять эксперта по сну, но выяснилось, что стоит это очень дорого, порядка 35 000 рублей, при этом все, кто знает, как это происходит, рассказывают, что это очень тяжело, требует невероятной воли, и при этом никто не может сказать, будет ли это работать через эти три месяца.

Станислав Хоцкий

34 года, психолог центра «Альтернатива насилию»

Я стал папой, когда мне было 30, и я вполне этого хотел. Я хорошо себе представлял уровень нагрузки, и мои ожидания оправдались. Мне кажется, что в вовлеченном отцовстве главный критерий такой: я помогаю или я делаю то, что я должен делать. «Помогаю» выглядит как некое одолжение, а если я выполняю свою отцовскую роль, то это просто норма, и в этом ощущении вся разница. Так что, когда я ловил себя на ощущении «надо бы помочь», я понимал, что во мне говорит такая патриархальная история, которая мне не очень нравится, и как-то я себя перенастраивал.

Сейчас ребенку 4,5 года и я провожу с ним меньше времени, потому что стало полегче. Но первые три года на мне были стирка, глажка пеленок, кормление, походы в магазин, мытье посуды, стерилизация бутылочек — в общем, все, что нужно делать по дому, все и делал наравне с супругой. Мы по-разному пробовали делить быт, делали график «утро — вечер», рассчитывали, кто в какую смену дежурит, но все это не очень прижилось. В итоге мы стали опираться на усталость: если я говорю, что устал и сейчас не могу, значит, дела на супруге; если она устала и говорит, что не может, значит, делаю я. У нас гиперактивный ребенок, поэтому временами начинаешь раздражаться. Когда кончаются ресурсы, я просто говорю жене: «Я больше не могу, я на него злюсь», — и она подхватывает. Если она тоже сильно уставшая, то мы меняемся, например, каждые 10 минут, чтобы хоть как-то восстановить ресурсы. В итоге мы пришли к тому, что доверяем словам друг друга о собственной усталости и на это ориентируемся.

Каких-то определенных ролей при общении с ребенком у нас с женой нет. Например, у меня как-то лучше получалось утешать сына: он на моих руках быстрее успокаивался, поэтому это делал я. При этом сам ребенок меня регулировал, он меня иногда прогонял и не хотел, чтобы я его утешал. Потом он сказал, что пусть папа утешает. И мы шли скорее от него. Мне не нравится идея жестко закрепленных ролей, потому что это про некую искусственность, а искусственность далека от жизни и реальных чувств.

Как стать активным отцом?

Как стать
активным отцом?

Стать активным и вовлеченным отцом помогают папа-школы. Туда приходят, чтобы найти ответы на самые разные вопросы: участвовать ли в родах и зачем, как оборудовать детскую комнату, как обустроить быт, научиться менять памперсы (для этого проводят памперс-тренинги с куклами), и всегда обсуждается вопрос, как быть активным папой, если ты работаешь. «Раньше мы работали в основном с „беременными“ отцами, — говорит Сергей Захаров, — а теперь появился запрос на разные формы поддержки. Есть, например, папы, у которых уже взрослые дети и они нуждаются в помощи, папы в кризисных ситуациях и папы с детьми с инвалидностью».

В Санкт-Петербурге шесть папа-школ, записаться на занятия можно через сайт школы. В программе школ есть несколько курсов. Например, на курсе «Я — папа» рассказывают, как постепенно войти в роль отца и привыкнуть к этому статусу. Также есть занятия о том, как воспитывать детей и проводить с ними время, о семье и о правах и обязанностях отцов.

В московской школе для мам и пап, где готовят к рождению ребенка, есть отдельный курс для отцов, в рамках которого рассказывают, как достичь взаимопонимания с женой в период беременности, о том, как изменятся сексуальные отношения, как выбрать роддом, как научиться менять подгузники, купать ребенка, распознать послеродовую депрессию и помочь жене с ней справиться.

Также помочь отцу быть более включенным в процесс воспитания и ухода за ребенком может партнерша. «Говорят, что отцовского инстинкта нет и поэтому мужчин сложно увлечь воспитанием их собственных детей. Но и силу материнского инстинкта преувеличивают. Человек так устроен, что сильнее любит то, во что он значительно вложился: временем, деньгами, силами, чувствами, ожиданиями, здоровьем, — считает психолог, ведущая группы поддержки „Женские истории“ Елена Голяковская. — Женщины при рождении ребенка оказываются буквально связаны с малышом грудным вскармливанием, даже если не держат его постоянно на руках. Каждые три-четыре часа круглосуточно несколько месяцев подряд женщина вкладывает в ребенка как минимум свое молоко, свое внимание, время и тело. А в большинстве случаев — все свое время, внимание и здоровье. Так что для того, чтобы сделать своего мужа вовлеченным отцом, дайте ему тоже возможность вкладываться в своего малыша: присутствовать на родах, неправильно пеленать его, выбирать и менять подгузники, установите график ночных дежурств, просите и поощряйте папу дольше и чаще держать ребенка на руках, гулять с ним, фотографироваться с ним, выбирать ему одежду и баночки с пюре». По мнению психолога, важно не изолировать папу от мамы с ребенком в первый год жизни малыша: «Часто под предлогом того, что мужчине нужно высыпаться перед работой, женщина с ребенком переселяется в детскую комнату. Это изолирует отца от неизбежных ночных хлопот и лишает его возможности проявлять заботу о ребенке».

Книги и подкасты об отцовстве

Книги и подкасты
об отцовстве

Книга «Nordic Dads. 14 историй о том, как активное отцовство меняет жизнь детей и их родителей»

Книга Александра Фельдберга и Романа Лошманова, где собраны 14 интервью мужчин из северных стран. Они делятся своим родительским опытом: как стать для ребенка по-настоящему близким человеком, помогать партнерше, распределять семейные обязанности, как воспитывать детей от предыдущих отношений и разрешать конфликты между братьями и сестрами.

Книга

Книга «Ты скоро станешь папой!»

Книга Джона Пфайффера, в которой он, опираясь на свой опыт отцовства, дает советы и рекомендации молодым отцам, отвечает на самые распространенные вопросы и рассказывает, как сделать так, чтобы беременность и последующие роды прошли успешно.

Книга

Подкаст «Сперва роди»

Подкаст о детях и о том, как их воспитывать. Это реалити-шоу, которое ведут три отца: Александр Борзенко, Владимир Цыбульский и Юрий Сапрыкин. Они рассказывают, как дети изменили их семьи и их самих. И внимательно изучают рассказы и отзывы своих слушателей. Новые эпизоды выходят по вторникам.

Подкаст

Книга «Тайная опора»

Книга Людмилы Петрановской об отношениях родителей и детей. В ней объясняется, как отношения с родителями дают детям лучший старт в жизни, и рассказывается, как формировать привязанность, как ее не нарушить и вырастить уверенного в себе, развитого ребенка.

Книга