Социальный бизнес: как в Россию пришел тренд на импакт-инвестирование

Екатерина Карпова, Сергей Галкин
.stk-post img { max-width: 100%; }

Российский рынок импакта только зарождается: инвесторы присматриваются к предпринимателям, а сам социальный бизнес пока еще путают с НКО. HiPO вместе с экспертами разобрался, как в мире появилось импакт-инвестирование, насколько быстро развивается российский рынок импакт-проектов и что делать, если вы социальный предприниматель.

Инвестиции для доходности и изменения мира

Инвестиции для доходности и изменения мира

Термин «импакт-инвестирование» (impact investment) придумали в 2007 году в американском благотворительном фонде The Rockefeller Foundation. Импакт-инвесторы вкладывают деньги в социальное предпринимательство — такой бизнес занимается общественными и глобальными проблемами. Например, ресайклингом одежды для улучшения экологической обстановки или продажей товаров, сделанных людьми с инвалидностью и пожилыми.

Несмотря на благотворительные цели, импакт-проекты принципиально отличаются от деятельности некоммерческих организаций. Действительно, НКО тоже решают социальные задачи, занимаясь, например, просвещением, борьбой с бедностью или поддержкой уязвимых групп людей. Социальные предприятия даже часто возникают на базе НКО и благотворительных фондов, но они обеспечивают свою работу без постоянного внешнего финансирования и даже приносят прибыль.

Модель The Rockefeller Foundation помогла найти новые активы для инвесторов, а заодно ускорить достижение Целей устойчивого развития ООН — концепции экологичного и ответственного экономического роста.

Импакт-инвестирование (или социальное инвестирование) бывает публичное и частное. Публичное импакт-инвестирование чаще всего

представляет собой покупку на рынке социальных облигаций — долговых ценных бумаг. Инвестор дает социальному бизнесу деньги в долг под проценты, а бизнес отчитывается о своем социальном воздействии и отдает инвесторам доходность по облигациям. Но в России социальные предприниматели чаще пользуются частными инвестициями — договариваются с инвесторами или вкладывают свои деньги.

Такие инвестиции действительно выгодны. По данным отчета Глобальной сети импакт-инвестирования (GIIN) за 2020 год, две трети инвесторов в социальные проекты ориентируются на рыночную доходность. Например, американский фонд импакт-инвестиций Calvert Impact Capital предлагает инвесторам доходность до 2,5% годовых при сроке вложений на 10 лет — это выгоднее размещения в государственных облигациях. Такие инвестиции помогают развитию доступного жилья, образования и экологических инициатив по всему миру.

Именно сочетание сравнительно высокой доходности и позитивного воздействия на мир вокруг и привлекает импакт-инвесторов. Под влиянием The Rockefeller Foundation импакт-инвестированием занялись гиганты рынка: Goldman Sachs, JPMorgan, Morgan Stanley и Merrill. Они предлагают частным инвесторам возможность вкладывать деньги в социальные проекты, и эта идея становится популярной.

+42,4% до $715 млрд

Рост рынка импакт-инвестирования по всему миру в 2020 году


Одна из причин роста рынка — инвестиции представителей молодого поколения миллениалов, которые склонны к экономическим решениям на основе своих ценностей: равенства, инклюзивности, экологичности.


Вокруг импакт-проектов в Европе и США уже образована инвестиционная инфраструктура. Например, шведский венчурный фонд Norrsken помогает социальным предпринимателям с ростом проектов и инвестициями. В портфолио фонда — проекты по-настоящему с глобальными целями. Например, лаборатория по выведению рыб для поддержания биоразнообразия в Мировом океане и проект электрификации грузового транспорта для снижения выбросов парниковых газов.

Шведский венчурный фонд Norrsken

Социальный бизнес в России

Социальный бизнес в России

В России импакт-инвестирование также называют социально преобразующим. В нашей стране работают десятки импакт-проектов и несколько ассоциаций бизнесменов и инвесторов, например «Импактус». Исполнительный директор компании «ЛУКОЙЛ» Вагит Алекперов основал фонд «Наше будущее», который развивает региональное социальное предпринимательство. Все больше в импакт-сферу в области культуры и искусства инвестирует Роман Абрамович, например, через Фонд поддержки российского кино «Кинопрайм». Частные инвесторы готовы вкладывать до 50% бюджета в фильмы молодых кинематографистов, если их прокат обещает коммерческий успех. Основатель платежного сервиса Qiwi Сергей Солонин инвестирует в онлайн-образование, а бизнесмен Рубен Варданян основал проект помощи НКО Philanthropy Infrastructure (PHILIN), который также работает с социальными предпринимателями.

Внимание на эту сферу потихоньку начинает обращать и государство: госкорпорация ВЭБ.РФ помогает социальным предпринимателям кредитами. Законодательная база России также начинает адаптироваться под тренд социальных проектов: со статьей Поддержка субъектов малого и среднего предпринимательства, осуществляющих деятельность в сфере социального предпринимательства» можно ознакомиться вот здесь.

С 2014 года в Москве работает Impact Hub — филиал глобальной сети инкубаторов социальных проектов. Impact Hub обучает социальных предпринимателей бизнесу, помогает социальным стартапам расти и находить инвестиции. Например, среди членов сообщества инкубатора — музей «В Тишине», в котором работают слабослышащие люди, сервис для помощи бездомным животным Teddy Food и маркетплейс товаров от социального бизнеса BuySocial.

Михаил Миронов,

координатор сообщества Impact Hub Moscow и основатель образовательного сервиса Brainify


«Россия сейчас находится на самой ранней стадии развития импакт-инвестирования. Сам термин только входит в употребление, и под ним подразумевают совершенно разные вещи. Например, фонд „Наше будущее“ и „Импактус“ под импакт-инвестициями подразумевают беспроцентный заем для социального предпринимателя, ВЭБ.РФ скажет, что это облигации социального воздействия, Ассоциация импакт-инвесторов — что это вложение в любой проект, имеющий социальное или экологическое воздействие, и так далее».


В определении термина Impact Hub придерживается классификации Европейской ассоциации венчурной филантропии (EVPA). В этой классификации импакт-инвестированием могут считаться вложения даже в те предприятия, которые никогда не станут прибыльными. По словам Михаила Миронова, что именно будут называть импакт-инвестированием в России, пока непонятно. Для того чтобы модели устоялись, проектов и сделок должно быть гораздо больше.


«Период пандемии показал общую уязвимость и подтолкнул людей к решению помогать друг другу. COVID-19 не сделал взаимовыручку общей практикой, но точно вовлек новых людей в сферу импакта. Данные показывают, что пандемия не остановила социальных предпринимателей и они умеют выживать даже лучше, чем классический бизнес: многие не только продолжили работать, но и выросли.

Почему на нашем рынке мы по-прежнему наблюдаем мало сделок? Во-первых, импакт-проекты не избалованы вниманием и рассчитывают на свои силы. То есть сами проекты не ищут встречи с инвесторами. Вторая причина более специфична. Многие фаундеры — выходцы из сферы НКО. Они хорошо понимают, как решать ту или иную проблему, но выстроить бизнес им бывает сложно. А инвестору важно вкладываться в устойчивые и растущие компании».


Сильные импакт-проекты в России есть уже сейчас. Фонд «Второе дыхание» и его магазин CharityShop решают задачу осознанного потребления. Магазин принимает старую одежду, чтобы продать ее, переработать или отдать социально незащищенным людям. Это приносит прибыль и позволяет нанимать на работу людей, которые находятся в трудной жизненной ситуации. Проект Everland занимается трудоустройством людей с инвалидностью в обычные компании, а Pure Sense обучает слабовидящих и незрячих парфюмерному искусству и производит ароматы.

В Impact Hub регулярно проводят курсы для социальных предпринимателей и отбирают потенциально прибыльные проекты.

400 млн руб

Столько инвестиций от РФПИ привлекла компания «Моторика», выпускающая протезы и помогающая нуждающимся в их приобретении.

Почему рынок социального предпринимательства в России — это голубой океан

Почему рынок социального предпринимательства в России — это голубой океан

Зачаточное состояние рынка социального предпринимательства и импакт-инвестирования в России — это шанс для бизнесменов и инвесторов стать успешными. Есть мнение, что рынок импакта в России — это голубой океан: новая неосвоенная отрасль, где нет конкуренции.

Валерия Денисова

ведущая подкаста «Незлые вещи» и автор телеграм-канала «Где тут бизнес?».


«Рынок импакта в России, как и социальное предпринимательство, только-только зарождается. Почему инвесторы не вкладываются в импакт-проекты? Во-первых, сами проекты должны научиться зарабатывать и финансировать свою деятельность, чтобы системно решать социальные проблемы. Во-вторых, импакт-продукт должен быть масштабируемым. Наконец, о социальной сфере существует множество мифов, которые отталкивают не только обычных людей, но и инвесторов. Некоторые проблемы не признаются даже на государственном уровне — а это якобы значит, что решения не очень-то и нужны.

Рынок импакта — это голубой океан, где нет конкуренции. Из любой идеи можно сделать крутой продукт, если у вас горят глаза. Экология, образование, права женщин, бездомные животные — это на первом плане, но это не значит, что не нужно двигать другие импакт-проекты. Везде нужны первопроходцы.

Что делать с идеей импакт-проекта? Не хочу рекламировать что-то конкретное, потому что курс должен подбираться индивидуально. Но любой хороший фаундер должен базово разбираться во всех процессах внутри своей компании — от разработки сайта до финансов и общей стратегии. Учитывайте экспертизу других игроков и мнение аудитории, для которой вы создаете продукт. Плюс нужно следить за трендами и быть открытым — никогда не знаешь, где можно создать стратегическое партнерство. Посещайте конференции, развивайте нетворк и постоянно учитесь».


Действительно, потенциальным инвесторам интересны масштабируемые проекты: на уровень города, региона, страны и даже всего мира.

Среди состоявшихся игроков в голубом океане импакта Валерия Денисова выделяет Barking Store — магазин мерча, который направляет часть прибыли на поддержку приютов для животных по всей России. Этот магазин отвечает всем требованиям современного бизнеса: качественные товары с ярким дизайном, продуманное позиционирование и стратегия продвижения, клиентоориентированность.

Вокруг бренда Barking Store выстроилось сообщество покупателей, с которыми он коммуницирует с помощью качественного контента, например через телеграм-канал о животных. Магазин рассказывает о пристроенных животных и показывает покупателям, что за стильной одеждой стоит большая идея.

Импакт-предпринимательство — это не благотворительность

Импакт-предпринимательство — это не благотворительность

В России есть стереотип, что импакт-предпринимательство может существовать только на гранты. Но его все-таки не нужно путать с благотворительностью.

Екатерина Курашева

соосновательница проекта Young Old Lab для помощи пожилым людям


«Я и мой партнер по бизнесу Татьяна уже пять лет работаем в сфере проектирования продуктов и сервисов для людей старшего возраста — мы как раз импакт-предприниматели. В России социальное предпринимательство не так популярно, как другие сферы. Мне кажется, основная причина в том, что его путают с благотворительностью — считают уделом фанатиков и аскетов. В бизнес-сообществах на социальных предпринимателей смотрят как на чудиков. При этом они [социальные предприниматели] сами поддерживают такой образ и часто дистанцируются, предпочитая свой круг.

Есть стереотип, что импакт-предпринимательство — это какая-то грантовая история. Серьезные инвесторы не вкладываются в подобные стартапы, считая фаундеров неспособными мыслить бизнес-метриками. На слуху мало социальных проектов, которые бы показывали эффективность.В мире финансов даже у проектов со словом «импакт» нет скидок на социальность. Стартап должен быть конкурентоспособным и прибыльным. Бизнес, особенно в России, весьма прагматичен. Но у любого социального проекта есть фора в маркетинге. Решение о покупке принимают люди, а умение создавать дополнительную ценность и ощущение сопричастности к чему-то важному и полезному дает много возможностей для органического и вирального роста там, где другим придется платить рублем.

Первое, что нужно сделать для увеличения числа таких проектов: заняться популяризацией социального предпринимательства в бизнес- и инвесткругах. Показать успешные зарубежные кейсы — как они соединяют решение проблемы и как они работают.

Самим социальным предпринимателям важно повышать уровень образования в вопросах финансового моделирования, маркетинга, продаж и формального общения с инвестором. Нужно мыслить более глобально, учиться рассказывать о себе и упаковывать свои идеи в классные питч-дэки. И конечно, постоянно работать над расширением нетворка, участвовать в конкурсах и акселераторах.

Как проекту стать привлекательным для инвестора? Начинать с конкретики: подтвердить цифрами каждое утверждение. Рассказать, в чем идея продукта, чем он лучше конкурентов, каковы перспективы роста, как вы будете зарабатывать. Важно показать, что бизнес-модель сходится или есть рост пользователей в геометрической прогрессии. Это необходимый минимум для того, чтобы начать разговор с инвестором.

Еще один совет: сделайте часть, которая связана с импактом, емкой и эмоциональной. Вложитесь в дизайн, визуализацию презентации. Это создаст атмосферу правильной истории и вклада во благо, который инвестор по-человечески захочет разделить с вами. То же касается устного питча. Его нужно вмещать в три минуты. Многие фаундеры начинают разговор издалека, сбиваясь на несущественные с точки зрения бизнеса детали. И стесняются говорить о деньгах, считая это предательством социальной миссии».


Исследования лишь подчеркивают проблему: полностью коммерческими называют свои социальные проекты лишь 41% опрошенных предпринимателей, еще 41% частично существуют за счет пожертвований и грантов. Российские импакт-проекты имеют средний возраст в 5-6 лет, в своей массе представляют собой гибрид НКО и небольшого бизнеса и нуждаются в развитии предпринимательских компетенций.

Но инвесторы не делают скидок на социальность: стартап должен быть конкурентоспособным и приносить доходность. «Я не занимаюсь благотворительностью. Говорят, что не надо давать человеку рыбу, надо дать ему удочку. Я готов предоставить лучшую удочку и еще научу ловить рыбу», — утверждает один из самых известных импакт-инвесторов России Рубен Варданян.

Однако в расчет часто не берут маркетинговое преимущество импакт-проектов: люди в России готовы покупать товары и услуги из чувства сопричастности к важным и полезным идеям. Это дает много возможностей для органического и вирального роста известности бренда. Кейс такого успешного продвижения есть у приложения для борьбы с одиночеством Realy. Команде проекта удалось с минимальным бюджетом продвинуть красивую социальную идею в ведущих медиа и выстроить эффективный маркетинг.

Но над возникновением чувства сопричастности и у потребителей, и у потенциальных инвесторов тоже нужно работать. Многим российским начинающим социальным предпринимателям не хватает емкого и эмоционального месседжа, дизайна и позиционирования.

Успешными примерами импакт-проектов в России Екатерина называет сервисы по подбору психотерапевтов Alter и YouTalk: «Ребята смогли сориентироваться в пандемию и использовать этот период для развития бизнеса. При этом сервисы имеют инвестиционную привлекательность и действительно создают „импакт“».

82%

Столько опрошенных социальных предпринимателей отнесли себя к микробизнесу, по данным опроса Impact Hub и Высшей школы менеджмента СПБГУ

Почему российский социальный бизнес отстает от западного

Почему российский социальный бизнес отстает от западного

Если на Западе инфраструктура для социально-ответственного инвестирования начала развиваться с 2007 года, то такие проекты, как Impact Hub, появились в России на 7–10 лет позже. У отставания российского импакт-рынка от западного есть и другие причины.

1. В Европе и США импакт-рынок уже имеет законодательную основу, которая защищает инвесторов и дает преференции социальным предпринимателям. Например, в ЕС есть нормы по финансовой и операционной отчетности, которые позволяют инвесторам правильно прогнозировать доходность и риски. И такие нормы продолжают совершенствоваться.

В России правовая структура лишь начинает формироваться: с 2019 года понятие социального предпринимательства появилось в законах, но порядок его финансирования пока не определен. Минфин и ВЭБ.РФ разработали порядок размещения облигаций социального воздействия на бирже по западному образцу. Но пока такие ценные бумаги выпускают только крупные компании, а небольшие импакт-проекты доступа на биржу не имеют. Например, социальные облигации выпускает МТС: деньги пойдут на подключение к Интернету школ, больниц и других социальных объектов.

2. На Западе социальные предприниматели уже объединены в сообщества и помогают друг другу в развитии и поиске инвестиций. В России этот процесс происходит прямо сейчас. Такие организации, как Impact Hub Moscow, Ассоциация импакт-инвесторов и «Импактус», занимаются созданием сообществ предпринимателей и инвесторов и стараются расширить импакт-рынок.

3. И на Западе, и в России активными инвесторами и потребителями продуктов и услуг социальных предпринимателей стали представители молодого поколения, включая миллениалов и поколение Z. В России таких людей меньше демографически, а их доходы ниже, чем у западных сверстников. Но их позитивное отношение к ценностям социальных и экологических изменений растет.

4. В Европе и США основную роль в импакт-инвестировании играют частные инвесторы и крупные инвестфонды. Инвесторы понимают важность социального предпринимательства и меняют инвестиционный рынок своим запросом на что-то большее, чем просто доходность по ценным бумагам.

В России помощь и поддержка импакт-проектов пока в основном осуществляется государством или крупным бизнесом с его подачи. Несмотря на рост в последние годы, частных жертвователей и инвесторов в социальные проекты в России все еще меньше. Например, объем расходов россиян на благотворительность в два раза ниже, чем в Европе.

57%

Доля молодых россиян, имеющих позитивное отношение к социально ответственному бизнесу, по данным отчета Deloitte за 2020 год. В 2019 году их было всего 45%.

70%

Доля российских социальных предпринимателей, которые сохранили или повысили доходы своих проектов во время пандемии, по данным опроса Impact Hub.

Социальное инвестирование и социальное предпринимательство — это глобальный тренд. Даже обычные коммерческие проекты и крупные компании делают социальную ответственность важной частью своих брендов. Например, один из лидеров по уровню социальной ответственности бизнеса в мире компания Lego занимается экологическими проектами, инклюзивностью, развитием сообществ и защитой прав детей. Благодаря этому Lego имеет самую высокую репутацию среди мировых компаний, по данным экспертов Reptrak, что напрямую влияет на продажи.

Российские инвесторы тоже хотят вкладывать деньги в социальные проекты для роста своей репутации, но пока это реально делать только с благотворительностью и стартапами из других сфер, где импакт играет второстепенную роль. В то же время инфраструктура для импакта развивается. Startech.vc, Impact Hub и другие инкубаторы работают над развитием зрелых импакт-стартапов в России, которых пока немного.

Социальным стартапам также удалось удачно вписаться в новую реальность — во время пандемии они чувствовали себя устойчивее обычного бизнеса.

Чек-лист от венчурного инвестора, сооснователя стартап-акселератора Startech.vc Владислава Здоренко о том, как сделать успешный импакт-проект:

01

Не бойтесь, что вас осудят за заработок на социальной проблеме. Получать деньги за любую работу — это нормально, особенно если вы приносите пользу. К сожалению, массовая аудитория пока недостаточно образованна и критикует любой бизнес, который относит себя к социальной сфере.


02

Будьте активными игроками импакт-рынка. В России он только зарождается, и это значит, что вы можете встать у его истоков. Формирование экосистемы позволит вам проще и быстрее лоббировать интересы, доходить до большего количества клиентов, партнеров и будущих сотрудников.


03

Оформляйте НКО, получайте гранты. Такой кейс может привести ваш продукт к крупным клиентам и инвесторам.


04

Объединяйтесь с другими социальными предпринимателями.


05

Сделайте исследование рынка.

Заметные российские импакт-проекты:

Заметные российские импакт-проекты:

CharityShop

благотворительный секонд-хенд, где можно найти брендовые вещи в хорошем состоянии. Прибыль отправляется в фонд «Второе дыхание» и тратится на социальные и экологические проекты.

Everland

Проект помогает трудоустроиться и повысить профессиональные навыки людям с инвалидностью. Компания состоит из двух организаций: АНО «Пространство равных возможностей» (которое как раз и занимается инклюзивностью) и агентства Everland, которое оказывает разные услуги.

Малый Турыш

Фирма, которая производит одежду и натуральные продукты (мед, крем-мед, леденцы, травяной чай и прочее). Сотрудники — жители уральской деревни Малый Турыш.

Donorsearch.org

Сервис-сообщество для доноров. На сайте есть полезные советы и информация, различные скидки и личный кабинет для учета и планирования донаций.

BuySocial

Маркетплейс товаров от социальных предпринимателей.

Young Old Lab

Проектная лаборатория, которая занимается проблемой эйджизма и помогает старшему поколению жить более осознанной и счастливой жизнью.

«Моторика»

Компания, которая изготавливает протезы для рук и оказывает помощь в их получении.

«Простое дело»

Проект, который помогает компаниям и стартапам внедрять экологические процессы и снижать вред для окружающей среды. Проект обучает принципу zero waste, делает аксессуары из ненужных баннеров, проводит образовательные лекции.

Alter

Сервис подбора психологов на основе научного алгоритма.

Pure Sense

Проект, который обучает незрячих людей искусству парфюмерии и продает ароматы. Приобрести ароматы Pure Sense вы можете в концепт-сторе HiPO.

Barking Store

Магазин при частном приюте для животных 50pets. Прибыль от продаж направляется в благотворительные фонды и приюты для животных.

Meet for Charity

Благотворительный аукцион, где лоты — это встречи с интересными, креативными и успешными людьми из разных областей.

Больше статей в медиа HiPO

[data-stk-css="stkSrXqC"]:not(#stk):not(#stk):not(style){background-color: rgba(246, 241, 238, 1)}
[data-stk-css="stkyG5MV"]:not(#stk):not(#stk):not(style){background-image: url('https://img.setka.io/clients/Y3rrQsBYdklU7LKHrKdZGAsOKvGNy2cd/post_images/_0000_impact-charity.jpg'); background-repeat: no-repeat; background-attachment: fixed; background-position: 50% 0%; background-size: cover}
[data-stk-css="stkRkRZl"]:not(#stk):not(#stk):not(style){background-repeat: no-repeat; background-attachment: fixed; background-size: cover; background-image: url('https://img.setka.io/clients/Y3rrQsBYdklU7LKHrKdZGAsOKvGNy2cd/post_images/_0003_impact-charity.jpg'); background-position: 50% 0%}
[data-stk-css="stk75FnO"]:not(#stk):not(#stk):not(style){background-position: 50% 50%; background-repeat: no-repeat; background-image: url('https://img.setka.io/clients/Y3rrQsBYdklU7LKHrKdZGAsOKvGNy2cd/post_images/_0002_impact-charity.jpg'); background-size: cover; background-attachment: fixed}
[data-stk-css="stk012pP"]:not(#stk):not(#stk):not(style){background-image: url('https://img.setka.io/clients/Y3rrQsBYdklU7LKHrKdZGAsOKvGNy2cd/post_images/_0004_impact-charity.jpg'); background-repeat: no-repeat; background-attachment: fixed; background-position: 50% 50%}