Мария Бородецкая: «Раньше я не понимала, как можно плакать на работе»

Мария Бородецкая
Мария Бородецкая

Маркетолог, предприниматель

.stk-post img { max-width: 100%; }

Инсайдер HiPO Мария Бородецкая за шесть лет превратила «Синхронизацию» из камерного лектория в крупнейший образовательный проект. Мария рассказала, как искусство помогает лучше понять себя и почему бывает эмоционально тяжело, когда все хорошо. А еще дала несколько советов, как правильно проводить собеседования.

Мария Бородецкая — соосновательница и CEO образовательной платформы «Синхронизация». Business Woman of the Year 2020 по версии Ernst & Young, «Женщина года» Glamour, инсайдер HiPO. В 2019 году Мария вошла в шорт-лист премии «Предприниматель года — 2019» по версии РБК, а проект «Синхронизация» был включен в топ-10 стартапов, за которыми нужно следить в 2020 году по версии Forbes.

Мне хотелось приносить пользу

«Синхронизация» — мой первый бизнес, который начался случайно. До этого я запускала крупные рекламные проекты на телевидении для таких брендов, как МТС, LG, KIA/Hyundai. В какой-то период начала терять к работе интерес, жизнь стала слишком предсказуемой. Рекламный бизнес классный и важный, но мне хотелось приносить пользу обществу.


Я представила, что внуки спросят меня, что бабушка сделала, а я отвечу: интеграцию бренда в «Вечерний Ургант». Затем я уволилась, полгода путешествовала, пробовала себя в разных сферах. Это моя философия: если ты не знаешь, что делать, нужно не сидеть и долго думать, а «встревать» в разные истории. Но «встревать» методично.


Однажды я пришла на одну из лекций «Синхронизации» (проекту был всего месяц), которую организовал мой друг Андрей Лобанов. Он хотел разобраться в искусстве и проводил вечера с искусствоведами для небольшой аудитории. Это был 2015 год, тренда на лектории еще не было, но я сразу почувствовала магию. Оглянувшись по сторонам, я увидела, что людям очень интересно. Сама сидела и думала, что я ничего в этом не понимаю и к своим 26 годам почти ничего не знаю об искусстве. После лекции я подошла к Андрею и предложила свою помощь как маркетолога.

Первый год я думала про «Синхронизацию» так: пока попробую, это все весело, но потом нужно будет устроиться на нормальную работу. Мы все делали бесплатно, нам помогали студенты, которые также работали без гонораров либо за совсем символическую плату. Через полгода вышли в ноль. И я решила попробовать сделать из «Синхронизации» бизнес, который сможет меня обеспечивать. Примерно через год после запуска проект начал приносить прибыль — у нас появилась клиентская база, мы заработали первые 70 тысяч рублей.

Лекторий рос и рос, и я решила: нужно делать из него большой международный бизнес. Сейчас «Синхронизация» — очень прибыльный проект, но я все еще не представляю, как мы будем работать с миллиардным оборотом. Мой девиз: Fake it ‘til you make it.

В 2016 году мы с Андреем решили расписать будущую выручку по годам. При этом у нас как не было, так и нет инвесторов.


Мы разошлись по разным комнатам и вернулись с табличками, в которых прописали план на ближайшие четыре года. Андрей был очень оптимистичен, и я спросила его, уверен ли он в этих числах. Он ответил «да».


Мои прогнозы были скромнее — мне в принципе свойственна осторожность. В итоге мы посмеялись, немного поспорили, сложили два числа, обозначающих потенциальную выручку, его огромное и мое маленькое, и разделили пополам. Интересно, что все эти годы мы так и придерживались плана — цифра в цифру.

 

Я забываю все плохое

Не помню, опускались ли у меня руки и хотелось ли в какой-то момент все бросить. Как и многие люди, я забываю все плохое. Могу сказать, что было очень сложно вначале, потому что мы не до конца понимали, что делаем, и часто ссорились. Я никогда до «Синхронизации» не представляла, что можно плакать на работе.

Раньше, когда я видела, как коллеги в агентстве плачут в офисе, я не понимала, как можно так расстраиваться из-за «просто работы». А «Синхронизация» для меня стала не просто работой: во время споров и ссор возникало ощущение, что я сейчас встану и уйду. Уже потом мы все наладили и создали комфортную для нас среду, а первое время было тяжело.

Как ни странно, я начинаю очень уставать и нервничать, когда все хорошо. Например, если «Синхронизация» начинает слишком быстро расти. В начале пандемии мы меняли все процессы и были просто в аду. Потом все наладилось — и выручка от онлайн-курсов в один из понедельников выросла в восемь раз. Этого никто не ожидал — я перестала спать, а мой муж хотел, чтобы я все бросила. Я поняла, что если продолжу так сильно нервничать, жить будет сложно.


Сейчас я в психотерапии, постепенно узнаю себя, осваиваю телесные практики, занимаюсь спортом, путешествую. Я осознала, что, если куда-то уехать и выключить телефон, твой бизнес не разрушится.


Поэтому я переключаюсь. Когда эмоционально тяжело, я вспоминаю, что два года назад я думала: все совсем плохо! А сейчас эти воспоминания вызывают только улыбку. Наверное, через два года сегодняшние переживания тоже покажутся мне смешными.

Мы говорим о душе

Гуманитарные науки — это фундамент цивилизации. Мы не конкурируем с курсами по веб-дизайну. Мы говорим о душе. Когда человек углубляется в историю искусства, он наблюдает, как развивалось человечество, лучше понимает людей и самого себя. Это мощный психотерапевтический эффект — человек вдруг осознает, что устал от своей скучной работы и хочет заниматься чем-то другим.

Людям свойственна любознательность — она заложена в человеческой природе. И мы с помощью маркетинговых уловок подстегиваем эту жажду знаний, делая жизнь интереснее и полнее. Да, люди занимаются программированием, но в свободное время смотрят фильмы. И если вы прошли наш курс «Как смотреть кино», вы будете воспринимать увиденное иначе, находить новый смысл и получать больше удовольствия.


Мы начинали с лекций про искусство и архитектуру, это очень популярные темы. Человек воспринимает искусство каждый день: ходит в музеи, выбирает одежду, фотографирует, покупает блокнотики и тетрадки. «Черный квадрат» Малевича видели все, а никто ничего о нем не знает.


Осенью вышел аудиокурс по литературе, которым мы очень гордимся. Мы выбрали 33 книги, от «Илиады» до «Бойцовского клуба», и каждую из них разобрали с четырех разных сторон. Сначала мы рассказали про эпоху, в которой жил автор, чтобы слушатель понял контекст, потом проанализировали характеры героев, затем рассказали о стилистике произведения и важных нюансах и самое крутое — поговорили о проблематике и идеях. Это меняет восприятие литературы.

В 2018 году появились лекции по истории, которые поначалу не пользовались спросом. Мы переживали, но постепенно, после запуска рекламных кампаний и рассылок, народ пришел. Теперь история — одно из наших фокусных направлений, на котором работают пять лекторов. На раскрутку курса ушел год. Бывает и наоборот. Курс экономики преподавателя ВШЭ Григория Баженова сразу же стал популярным. В этом году мы добавили курсы креативности, критического мышления, ораторского мастерства и других soft-skills.

Еще одно важное направление — медицина. Наша миссия — бороться с крайностями и мифами. Мы привлекаем авторитетных экспертов-врачей, которые рассказывают, как жить без фанатизма и биохакинга, правильно заниматься спортом, не вредя организму.

Мне очень нравится наш спецпроект, посвященный женскому здоровью. Сейчас классный период, когда об этом все наконец-то начали говорить. Это общемировая тенденция: девушкам больше не нужно стыдиться слова «менструация». Нам хотелось быть причастными к тренду, и мы решили, что проект будет бесплатным. Так что мы можем говорить на любые темы, даже самые сложные: гормоны, цикл, контрацепция, менопауза, беременность и подготовка к ней.

Мы создали Telegram-канал, где врачи и эксперты давали дополнительную информацию. Проект получился классным, курс прошли около 15 тысяч человек.

  

У нас уникальная команда

Российский рынок онлайн-образования растет, но в нашей стране нам не на кого равняться. Мы не можем заимствовать и опыт американских или европейских коллег — в России другая специфика. Ориентируемся лишь на какие-то детали. Например, мы смотрим masterclass.com и понимаем: нам нравится продакшен и мы хотим создавать видео такого же высокого качества. «Синхронизация» делает дорогой контент. Мы снимаем курсы по полгода — это целое кинопроизводство. А еще мы не навязываем определенный тип обучения — все от этого устали еще в школе. Поэтому придумываем разные форматы, чтобы каждый человек смог найти свой: кто-то хочет слушать лекцию, пока гуляет с собакой, кто-то пойти в особняк в Москве и там погрузиться в историю, а кто-то — полететь в Берлин и узнать что-то новое про Вторую мировую войну. И мы даем слушателям то, что им интересно.


Есть и другие лектории, но рынок пока не перенасыщен. Мы растем в своем темпе, без большого стресса и оглядки на конкурентов.


В «Синхронизации» уникальная команда, которой я очень горжусь. В 2016–2017 годах, после первой прибыли, мы начали набирать людей. Развивались без инвестиций, поэтому было невозможно нанять человека с опытом и платить ему 500 тысяч рублей.

Мы нашли молодых ребят с горящими глазами и высоким уровнем интеллекта, которые интересовались нашим проектом. Мне было важно, чтобы ребятам хотелось узнавать что-то новое и развиваться. И эти звездочки до сих пор с нами. Люди, которые приходили в 2016 году на стажерские позиции, сейчас руководят департаментами — у них по пятнадцать человек в подчинении.

В команде около 60 человек, и у нас нет текучки. Я могу вспомнить буквально два-три случая, когда от нас уходили сотрудники. Мы не воспринимаем работу как время с девяти до шести и очень любим свое дело.

Когда мы принимаем решение, что нам нужен новый человек в команду, мы делаем карточку будущего сотрудника. В ней пишем, подойдет ли кандидат, какие задачи он может выполнять, каких целей должен достигнуть, какой у него должен быть опыт и так далее. Это помогает правильно проводить собеседования.


Во время интервью очень легко попасть под обаяние. Например, если человек хорошо шутит, мне сразу хочется взять его на работу. Глаз «замыливается», когда проводишь много собеседований.


Карточки с ценностями и требованиями к соискателю помогают принять решение осознанно. Люди — самое важное в бизнесе. Я даже верю, что они важнее, чем продукт.

Наш человек должен интересоваться образованием и быть проактивным. Я всегда спрашиваю, что кандидат делал на своей прошлой работе и что входило в его прямые обязанности. Например, было ли такое, что ты пришел на работу, понял, что какие-то процессы можно улучшить, и предложил свое решение. Круто, когда есть ответ на этот вопрос.


Я внимательно слушаю, как кандидат отзывается о предыдущем месте работы, руководителе, коллегах. Потому что мы не хотим сотрудничать с токсичными людьми и бережем атмосферу дружбы и взаимопомощи.


Среди лекторов мы тоже все время ищем звездочек. У нас есть воронка отбора: мы отсматриваем тысячи спикеров, а берем шестерых. Онлайн-формат позволяет находить не только московских лекторов. Сначала мы смотрим на hard-skills: насколько человек разбирается в теме, есть ли у него соответствующее образование, опыт работы.

Потом проводим собеседование и оцениваем заинтересованность кандидата — важно, чтобы он сам хотел делиться своими знаниями и умел это делать. Затем вместе разрабатываем программу. Если все складывается, готовим двухчасовую пробную бесплатную лекцию, выкладываем на канал и собираем обратную связь. Например, спрашиваем: вы бы порекомендовали этот курс? Оцените его по шкале 1 до 10.

Всегда связываемся и с теми, кто ставит негативные оценки, и с теми, кто ставит суперхорошие. Несколько лет назад я поняла, что говорить нужно не только с людьми, которым не понравилась лекция, но и с теми, кто высоко ее оценил. Иногда людям нравится в спикере что-то такое, о чем мы даже не могли подумать.

Мы горим тем, что мы делаем, и это цепляет. Мы неравнодушные — вот базовая ценность нашей команды. Когда ты видишь, что спикеру интересно то, о чем он рассказывает, тоже загораешься этим. Взаимопонимание происходит на ценностном уровне.

 

 

 

Зажмуриться и начать — первое, что нужно сделать предпринимателю

Мне кажется, что бизнес — это путь экспериментов.

1

Первое, что стоит сделать — это зажмуриться и начать.

2

Второе — не стараться сразу построить огромный корабль, который должен переплыть весь Тихий океан, а сделать небольшой плот для озера и попробовать его кому-то продать, спросить у своих друзей, купят ли они его. Лучше все-таки найти первых клиентов.

3

Третье — следует окружить себя людьми, у которых уже что-то получилось, и они будут вам помогать, советовать и вдохновлять вас в начале пути.

[data-stk-css="stkqLqhd"]:not(#stk):not(#stk):not(style){background-image: url('https://img.setka.io/clients/Y3rrQsBYdklU7LKHrKdZGAsOKvGNy2cd/post_images/synchronize_060-(1).jpg'); background-position: 50% 50%; background-repeat: no-repeat; background-attachment: fixed}
[data-stk-css="stk9rsw7"]:not(#stk):not(#stk):not(style){background-position: 50% 50%; background-repeat: no-repeat; background-image: url('https://img.setka.io/clients/Y3rrQsBYdklU7LKHrKdZGAsOKvGNy2cd/post_images/ms_0112-(1).jpg'); background-attachment: fixed}
[data-stk-css="stk2tcdP"]:not(#stk):not(#stk):not(style){background-color: rgba(250, 250, 250, 1)}
[data-stk-css="stknoUhK"]:not(#stk):not(#stk):not(style){background-color: rgba(250, 250, 250, 1)}
.stk-post [data-anim-name="preset-fadeInLeft"]:not(#stk):not([data-anim="false"]) { opacity: 0; transform: translate3d(-100%, 0, 0) }
.stk-post [data-anim-name="preset-fadeInLeft"]:not(#stk):not([data-anim-m]), .stk-post [data-anim-name="preset-fadeInLeft"]:not(#stk):not([data-anim-m="false"]) { opacity: 0; transform: translate3d(-100%, 0, 0) }
[data-stk-css="stklz4ba"]:not(#stk):not(#stk):not(style){background-image: url('https://img.setka.io/clients/Y3rrQsBYdklU7LKHrKdZGAsOKvGNy2cd/post_images/masha5.jpg'); background-position: 50% 50%; background-repeat: no-repeat; background-attachment: fixed}
[data-stk-css="stkNu_qK"]:not(#stk):not(#stk):not(style){background-image: url('https://img.setka.io/clients/Y3rrQsBYdklU7LKHrKdZGAsOKvGNy2cd/post_images/ms_0024-(1).jpg'); background-position: 50% 50%; background-repeat: no-repeat; background-attachment: fixed}
.stk-post [data-anim-name="preset-fadeIn"]:not(#stk):not([data-anim="false"]) { opacity: 0 }
.stk-post [data-anim-name="preset-fadeIn"]:not(#stk):not([data-anim-m]), .stk-post [data-anim-name="preset-fadeIn"]:not(#stk):not([data-anim-m="false"]) { opacity: 0 }
.stk-post [data-anim-name="preset-fadeInRight"]:not(#stk):not([data-anim="false"]) { opacity: 0; transform: translate3d(100%, 0, 0) }
.stk-post [data-anim-name="preset-fadeInRight"]:not(#stk):not([data-anim-m]), .stk-post [data-anim-name="preset-fadeInRight"]:not(#stk):not([data-anim-m="false"]) { opacity: 0; transform: translate3d(100%, 0, 0) }