Фёдор Елютин: «Театр не может конкурировать с Netflix»

Шеф-редактор HiPO Нино Такаишвили поговорила с основателем театрально-продюсерской компании «импресарио» и инсайдером HiPO Фёдором Елютиным о популярности интерактивного театра, TikTok-мышлении и о том, какие театральные форматы будут в тренде в ближайшее время.

Фёдор, для начала расскажи нашим читателям в двух словах, что такое «импресарио» и чем ты занимаешься?

А ты смотрела мои спектакли?

Честно говоря, нет, только «Копы в огне».

Обычно интервью с людьми, которые не смотрели то, что мы делаем, получаются плохими. «Копы в огне» не имеют отношения к проекту Impressario.

Поверь, на качество текста это не повлияет.

Окей, эта ситуация — уже часть интервью. Мы уже в нем.

Понимаешь, это все равно что изучить меню ресторана в Интернете. Ведь важны не только названия блюд, а вкус, аромат, визуальная подача, атмосфера. Специфика наших спектаклей в том, что их нужно пробовать, переживать и чувствовать. Это не линейный театр.

Мы называем это экспириенс. В русском языке есть слово «опыт», однако оно иногда используется в негативном ключе и не так точно передает смысл происходящего в нашем театре.

Что касается «Копов в огне», то я когда-то случайно оказался на этом спектакле, и он изменил мое представление о театре. Можно сказать, что с него все началось. Однако то, что я делаю сейчас, — это совсем другое.

В интервью 2018 года ты говорил о том, что хотел бы иметь свою постоянную площадку. Что-то изменилось с тех пор? Все-таки ковидная эпоха внесла коррективы.

Я никогда не пытался вписаться в эти рамки, у меня никогда не было площадки, а большая часть спектаклей, которые идут сейчас (Remote Moscow, «мы выйдем с собой погулять в лес», «Пой, танцуй»), не нуждаются в сцене. Дело не в том, что мы специально придумывали спектакли без площадки. Просто когда у тебя ее изначально нет, но хочется что-то делать, приходится искать другие варианты и возможности: пойти в парк, на кладбище… Куда угодно!

Но как это обычно бывает — зимой ты мечтаешь о лете, а летом о зиме. Мне как человеку, занимающемуся театральным искусством, хотелось бы сыграть в эту игру под названием «помещение». Чтобы был театр, куда приходят люди и там им что-то показывают… Это интересно, но повестка последнего времени показывает: и слава богу, что у меня не было площадки. Я не директор государственного театра, а на коммерческой основе быть независимым проектом почти невозможно. В Москве есть только маленький Театр.Doc, который как-то выживает без госдотаций.

Но, конечно, не отказался бы от этого опыта. Сейчас ищу зал площадью 500 метров для одного спектакля, который хотелось бы сделать не pop-up, а качать его минимум год.

Как думаешь, ковидная эпоха изменила театр? Стал ли популярным онлайн-формат театра?

Нет, мне так не кажется. Мы говорим о разных весовых категориях. Например, у нас есть онлайн-спектакль «Я не хочу это видеть», ставший одним из самых успешных театральных проектов в период локдауна. Но у театра все равно другой инструментарий, театр сделан из другого теста.

В онлайн-сфере слишком большая конкуренция, слишком много крупных игроков — есть и YouTube, и образовательные курсы, и сериалы. Как мы можем бороться с Netflix за внимание зрителя? Это неравный бой.

Понятно, что они круче и мощнее, там работает многомиллионная армия режиссеров, сценаристов, операторов… Классных онлайн-спектаклей почти нет, их можно пересчитать по пальцам.

То есть театр перестает быть театром, когда уходит в онлайн?

Театр везде. Даже наш с тобой разговор может стать театральным действом. Во время пандемии был прекрасный спектакль: два незнакомых человека заходят в Zoom, камеры выключены. Разговор ведет модератор. Задача участников — открыть сайт Ikea, представить свое возможное жилище, выбрать для него мебель и все такое, обсуждая и советуясь друг с другом. Звучит как глупость, но на самом деле — невероятно увлекательная вещь. Tinder по мебельным интересам.

Это спектакль или нет? Зависит от образа мышления. Но совершенно точно: театр — место рождения новых идей.

МОБИЛЬНЫЙ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ТЕАТР
Билет на аудиоспектакль «Рас-стаемся»
99 ₽
МОБИЛЬНЫЙ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ТЕАТР
Билет на аудиоспектакль «Академия смеха»
99 ₽

За какими форматами будущее? Что будет в тренде?

Сейчас очень популярны короткие видео — информация подается в кратчайшие сроки. У нас уже даже не клиповое, а TikTok-мышление. Думаю, театр тоже будет двигаться в этом направлении: внимание зрителя все сложнее и сложнее удержать, работы станут короче. Выиграет тот, кто хорошо владеет визуальным языком. Знает, как им жонглировать, миксовать разные приемы.

Все ускорится. Мы придем к цифровизации процессов, но я буду до последнего биться за офлайн. Чтобы встречаться, общаться, обниматься… По-старомодному. Думаю, через 20 лет таких, как мы, останется немного, все будут стараться держать дистанцию.

А тебя не пугает, что все сводится к клиповости?

Реальность формирует наше мышление. Если на дверь повесить шторку и ты будешь ходить и каждый раз нагибаться, то через 20 лет станешь горбатым. От этого никуда не деться. Я нормально отношусь к формату TikTok, потому что сам мыслю картинками и понимаю, как это работает.

Как же глубина, концентрация?

Это уже другой вопрос. Над этим важно работать: медитировать, учиться фокусироваться на чем-то одном, читать какие-то длинные тексты. В ближайшее время людям будет все сложнее и сложнее концентрироваться, и выиграет тот, кто умеет это делать. Надо стараться ловить фокус. Можно начать с простых вещей: не смотреть в телефон, разговаривая с человеком, а внимательно слушать собеседника.

Как думаешь, почему твой проект «импресарио» стал таким модным?

Наверное, интерактивность стала определяющим фактором. Людям уже надоели музеи, где ты просто ходишь, смотришь, но ничего нельзя трогать. Хочется быть создателем, что-то сделать, попробовать. Я сам человек с таким психотипом и думаю, что проект собирает таких же участников: фантазеров и экспериментаторов, которым интересно все новое и необычное.

Я не имею в виду, что в театре никогда не было экспериментов. Просто долгое время он считался элитарным явлением, а я считаю, что театр — для всех. И он может быть разным. Это взгляд человека на мир, на жизнь, на самого себя в формате двух-трехчасового шоу.

Наш спектакль — это переживание. Например, на спектакле «мы выйдем с собой погулять в лес» люди очень часто плачут. Потому что их это трогает. У меня не было задачи «выдавить слезу», но хотелось сделать так, чтобы человек встретился с собой и его это «зацепило».

TASCHEN
Магритт
990 ₽
TASCHEN
Кало
990 ₽

Кто ваш зритель?

Театр, которым занимаемся мы, — это театр взаимодействия. Далеко не все готовы интерактивно вовлекаться в спектакль. Кто-то не хочет, чтобы к нему прикасались, кто-то не готов выполнять задания. Некоторым больше нравится классический театр, где нужно просто сидеть и смотреть.

К нам приходят активные зрители. Средний возраст — 25–45 лет, а ядро нашей аудитории — женщины 25–35 лет. Не могу сказать, что эти люди как-то отличаются от остальных, просто им нравится участвовать в шоу.

Очень часто люди смотрят наши спектакли, потом делятся впечатлением с коллегами и заказывают такие необычные корпоративы. В целом направление b2b очень важное для нашего бизнеса — мы существуем на деньги от корпоративных заказов.

Это искусство или все-таки развлечение? Где та грань?

Это и то, и другое. Важно найти баланс. Думаю, что все самое интересное происходит на пересечении искусства и развлечения. Приходится лавировать.

Расскажи, как проект устроен изнутри.

У меня есть команда — 2 парня и 10 девушек. Продюсеры, менеджеры, директор, дизайнер. Мы занимаемся организацией театральных событий. Раньше работало так: я ездил на фестивали в Эдинбург и Авиньон, смотрел шоу, привозил их сюда, адаптировал для российского зрителя, договаривался с компаниями-создателями и запускал спектакль. Мы всегда старались не вмешиваться в художественный замысел, во время адаптации происходили минимальные изменения. Чаще всего это просто перевод. Но, например, спектакль Remote Moscow, который стартует на кладбище и далее проходит сквозь город, — это site-specific-спектакль, то есть должна быть адаптация к конкретному городу.

Когда началась пандемия, все это стало невозможным, поэтому мы поняли, что нужно делать что-то самим. Первым появился аудиоспектакль «мы выйдем с собой погулять в лес». Я выступил как режиссер и автор идеи. Получилось такое импортозамещение.

Думаю, что когда мы привозили спектакли, мы просто набивали шишки и набирались опыта. Это было подготовкой к тому, чтобы начать создавать что-то свое.

Если не секрет, сколько стоит запуск одного интерактивного спектакля?

Чтобы сделать что-то более или менее приличное, тебе нужно минимум 10 тысяч евро. Но это очень условно, потому что мы говорим не про хлеб или пиво. Стоимость спектакля зависит от того, каких людей ты привлекаешь, делаешь ли что-то сам, какие ресурсы используешь. Например, запуск Remote Moscow стоил 100 тысяч евро, и за сезон он окупился. А иногда шоу вообще не окупается — бывает по-разному.

Есть клиенты, которые мне доверяют и говорят: «Все, что ты делаешь — круто. Мы хотим тебя поддержать». Иногда, когда у меня нет больших средств на запуск проекта, я открыто говорю: «Мы будем присутствовать при эксперименте. Посмотрим, что из этого получится. А у вас будет большая скидка».

При этом у меня нет ни фото, ни видео. Но те, кто знают наш проект и видели спектакли, охотно соглашаются на такие условия, им интересно.

Тогда они заказывают новый проект как корпоратив, и я тестирую приемы вместе с ними. Отмечаю, что считаю удачным, а что нет. И только когда я несколько раз отрепетирую и пойму, что шоу сложилось, покажу его широкой аудитории.

Например, так было с шоу «Бинго» — это сумасшедший вариант театрализованного «русского лото». Я получал от клиентов запросы на какой-то онлайн-интерактив для сотрудников. Я предложил: «Вот есть бинго». Они: «Что такое бинго?» Я ответил: «Сам пока не знаю, что такое бинго, но давайте попробуем».

Так я продал спектакль шести компаниям и на вырученные деньги сделал уже доработанный и упакованный вариант: с фото, презентацией и так далее. Скоро будем продавать билеты.

И последний вопрос: расскажи, что недавно тебя впечатлило? Какое-то шоу, фильм, книга…

Возможно, это странный пример. Но я купил билет на концерт челябинской рэп-группы «Триагрутрика» и пошел на него один. Встал у бара и просто два часа качал. Было супер. Я прокатился на какой-то хип-хоп-карусели! Кстати, в прошлом году клипу «Вечерний Челябинск» исполнилось 10 лет.

Это классная идея — ходить куда-то одному. И не потому, что с тобой никто не захочет пойти. А просто сделать это для себя. Невероятный кайф.

Вам также может понравиться

«Человека, не разобравшегося в себе, популярность может сломать»: интервью с актером Романом Маякиным

«Человека, не разобравшегося в себе, популярность может сломать»: интервью с актером Романом Маякиным

Актер сериала «Психологини», «Сладкая жизнь» и фильма «Триггер» Роман Маякин рассказывает о масках на сцене и в кадре, о проживании роли и популярности актерских курсов

Читать
Милан: лучшие локации для прогулок и знакомств

Милан: лучшие локации для прогулок и знакомств

Инфлюенсер Иван Гарс рассказывает, где пить коктейли, заводить знакомства с представителями модной индустрии и куда идти встречать закат

Читать