Часики не тикают: что нужно знать о заморозке яйцеклеток

Криоконсервация яйцеклеток — популярная в развитых странах услуга, однако в России многие о ней даже не слышали. Мы поговорили с врачом-репродуктологом обо всех нюансах заморозки ооцитов, а заодно попросили женщин, уже сделавших эту процедуру, поделиться своим опытом, мотивацией и впечатлениями.

Виталий Барков,

врач акушер-гинеколог, репродуктолог клиники Фомина

Что такое заморозка яйцеклеток
и зачем она нужна

Многие люди сегодня планируют беременность довольно поздно по сравнению с предыдущими поколениями. После 30–35 лет пары все чаще имеют дело с проблемой бесплодия, так как качество половых клеток с возрастом ухудшается. Поэтому технология криоконсервации ооцитов становится все более популярной услугой. Она позволяет сохранить (заморозить) собственные яйцеклетки для использования в более зрелом возрасте, когда количество и качество вырабатываемых организмом ооцитов может значительно снизить вероятность наступления беременности.

Оптимальный возраст для сохранения яйцеклеток — до 30 лет. Технически эту процедуру можно осуществить и позже, но есть вероятность, что тогда качество ооцитов будет хуже. При этом замороженные ооциты могут храниться десятилетиями без потери качества.

Почему женщины замораживают яйцеклетки:

перед лечением онкологических заболеваний, когда по медицинским показаниям предстоит химиотерапия, способная повредить овариальный резерв.

когда у женщины нет постоянного партнера, но есть желание стать матерью в будущем;

отложенное материнство, например, если женщина пока сфокусирована на карьере;

Весь процесс от и до

Процедура заморозки яйцеклеток занимает 2-3 недели. Состоит она из четырех этапов:

Обследование пациента

Стимуляция роста фолликулов

Пункция яичников (фолликулов)

Заморозка яйцеклеток

Сначала необходимо записаться на первичный прием к репродуктологу — врач выдаст список обязательных обследований, утвержденный приказом МЗРФ № 803н.

После чекапа проводится стимуляция роста фолликулов. В это время женщина каждые 2-3 дня приходит на прием к врачу для контроля роста фолликулов и корректировки препаратов для стимуляции. Тут, кстати, кроется главный страх пациенток, которые задумываются о заморозке ооцитов, но не решаются на это. Многие боятся слов «гормональная стимуляция». Однако этот этап необходим для формирования сразу нескольких яйцеклеток, а не одной, как это происходит в естественном цикле. Бояться не нужно — история ЭКО началась в 1977 году, и почти за полвека накоплен большой объем информации, который позволяет уверенно говорить о безопасности процедуры.

Затем под наркозом яичники пунктируются и в фолликулярной жидкости эмбриолог находит яйцеклетки. Это самый ответственный этап. Осложнения могут быть такие же, как и при любом хирургическом вмешательстве. Они маловероятны, но не исключены. Это кровотечение или, например, реакция на наркоз.

Количество полученных ооцитов зависит от овариального резерва. Это может быть 3 яйцеклетки, а может и 20. Чем больше, тем лучше. В этот же день с использованием специальных криопротекторов ооциты помещают в жидкий азот, где при температуре -196 градусов по Цельсию полностью останавливаются все процессы. Благодаря этому через несколько лет по качеству яйцеклетки будут соответствовать возрасту, в котором их заморозили.

Через 2-3 часа после пункции пациентка может ехать домой. На этом программа витрификации ооцитов завершена. Проходить ее можно один раз в три месяца, однако если цель процедуры — рождение ребенка, нет смысла накапливать сотни ооцитов про запас. Достаточно 15–20.

А что потом

Допустим, прошло несколько лет после того, как женщина заморозила яйцеклетки, и в один прекрасный день она понимает, что хочет иметь ребенка.

В этом случае алгоритм действий следующий: нужно обратиться к репродуктологу и пройти повторное обследование в соответствии с приказом № 803н МЗРФ для исключения противопоказаний к ЭКО и вынашиванию беременности. Далее ооциты размораживаются, оплодотворяются спермой партнера или донора. А после пяти суток культивирования возможен перенос уже подросшего эмбриона в полость матки. Если эмбрионов будет несколько, оставшиеся тоже криоконсервируют и отправляют на хранение.

Случаи перевозки биоматериала из России в другие страны редки. Чаще везут биоматериал к нам, так как ЭКО здесь дешевле, чем за рубежом. Криоцентры дают гарантию сохранности биоматериала. Как я уже говорил, для хранения не требуется электричество. Нужно лишь помещение с ограниченным доступом и регулярными поставками жидкого азота.

Если есть выбор, замораживать лучше эмбрионы. Дело в том, что яйцеклетка — очень нежная структура, и, к сожалению, часть ооцитов может не перенести разморозку. Поэтому врачи рекомендуют замораживать и хранить несколько ооцитов, чтобы компенсировать возможные потери. Успех разморозки ооцитов зависит от возраста и индивидуальных особенностей пациентки. Бывает, заморозили пять штук — и все пять при разморозке не пострадали. А бывает, что сохранилась только половина. Но в среднем разморозка 60–70% яйцеклеток — это норма. С эмбрионами все проще. Они крепче и прекрасно переносят разморозку почти в 100% случаев.

Другая ситуация: по какой-то причине женщина решила больше не хранить замороженные яйцеклетки.

Она может написать заявление на утилизацию или донацию ооцитов (то есть передачу другим пациентам) или разрешение использовать их в научных целях. Утилизация проводится эмбриологом под контролем комиссии, которая фиксирует дату, время и факт произошедшего.

Существуют банки донорских ооцитов, но, как правило, они пополняются за счет профессиональных доноров, а не тех, кто заморозил ооциты для себя и потом передумал. Такие случаи встречаются очень редко.

Что касается здоровья пациентки — процедура не имеет отложенных последствий. Разумеется, если при обследовании не было выявлено противопоказаний. На здоровье будущего ребенка этот репродуктивный метод также не влияет.

Хранение и цены

К сожалению, витрификация ооцитов не входит в ОМС. Средняя стоимость процедуры в Москве — 120–200 тысяч рублей.

Яйцеклетки хранятся в специальных сосудах — дьюарах. В жидком азоте.

Хранение не зависит от возможных перебоев с электричеством. Просто периодически в дьюары необходимо доливать жидкий азот взамен испарившегося. Это безопасно.

Месяц хранения биоматериала стоит около 2500 рублей. Если пациентка оплачивает сразу год, получается немного дешевле. Обычно стоимость хранения не зависит от количества замороженных яйцеклеток.

Личный опыт

Ксения Бабат, 35 лет

основательница компании Babat Consulting
и эксперт в Diversity & Inclusion

Эта процедура — отличная опция для тех, кто планирует детей, но пока еще не готов: нет партнера, другие приоритеты или что-то еще. А биологические часики тикают. Их можно остановить и спать спокойно, пока вы действительно не захотите стать мамой.

О заморозке яйцеклеток я узнала четыре года назад от своих подруг из США. Сейчас мне 35 лет, и я сделала процедуру в марте этого года. Почему решилась? Просто я понимала, что захочу когда-нибудь стать мамой, но не сейчас. Плюс я помнила, что чем раньше ты заморозишь ооциты, тем лучше.

Никаких страхов и сомнений не было. Я подошла к процессу рационально, поговорила и с людьми, у которых уже был подобный опыт, и с врачами. Попросила доктора подробно расписать по дням, что меня ждет и как все будет происходить, что я должна сделать и зачем. Я выяснила, сколько времени займет каждый шаг и сколько он будет стоить. Единственное, что было волнующим, — необходимость колоть самой себе инъекции. Но и это оказалось легко и не страшно. Сама операция прошла без осложнений, под местным наркозом. В тот же день меня отпустили домой.

Мне кажется, что это очень разумно — сохранить «молодой» биологический материал на тот случай, если вам захочется иметь ребенка в зрелом возрасте или возникнут какие-то проблемы с естественным зачатием. Интересно, что после этого события прошло всего несколько месяцев, а мое отношение к материнству успело поменяться — мне захотелось иметь ребенка. Не знаю, связано это с заморозкой яйцеклеток или нет, но в любом случае любопытно наблюдать за внутренними процессами.

Кстати, когда я пришла в «Криотоп», компанию, которая делает заморозку, специалисты очень обрадовались, узнав, что меня интересует именно эта процедура, а не ЭКО. Дело в том, что у нас в России заморозкой занимаются всего несколько организаций, а многие женщины ничего не слышали об этой возможности. Некоторые пациентки приходят слишком поздно, когда биологический возраст накладывает свои ограничения и шансы забеременеть снижаются.

Юлия Кунцевич, 33 года,

финансовый аналитик

В 31 год я рассталась с молодым человеком и поняла, что одна не готова заводить ребенка и в ближайшие пять лет, скорее всего, рожать не буду. При этом был страх, что поздняя беременность чревата большим количеством возможных осложнений. И вдруг я никогда не стану мамой. Однажды в разговоре с подругой я в сердцах сказала: «Надоели все с этими тикающими часиками, пойду заморожу яйцеклетки — и отстаньте от меня». А моя подруга — кандидат наук, окончила биофак СПБГУ. Она ответила мне: «Здорово, есть классный блог эмбриолога, она как раз этим занимается». Я подписалась на этот блог — в нем биолог Марина простым языком рассказывает об ЭКО, заморозке яйцеклеток и всех нюансах репродуктологии.

Мне было 32 года, когда я решилась на процедуру. Нужно отметить, что параллельно я занималась с психологом, разбирала различные личные и профессиональные вопросы.

Вскоре я отправилась в клинику, где работала Марина. Вначале я волновалась, но когда пришла, увидела, что там очень много молодых женщин — кто-то из них одна, кто-то с мужем… И стало как-то спокойнее. Я попала на прием к хорошему репродуктологу, она меня подбодрила, подробно ответила на все вопросы и отправила на обследование.

Важно: анализы на гормоны нужно сдавать в указанные дни цикла. Я была невнимательна и не учла это — потеряла месяц, так как пришлось делать пересдачу.

Для криоконсервации нужен овариальный резерв — то есть достаточное количество яйцеклеток. Не все из них окажутся созревшими. Не все переживут заморозку и разморозку. Не все, даже визуально зрелые, будут делиться после оплодотворения. После обследования я узнала, что овариальный резерв у меня хороший — можно делать криоконсервацию. Затем в течение почти двух недель проходит стимуляция овуляции — колят гормоны, которые приводят к созреванию большого количества фолликулов.

Мне было важно убедиться, что этот процесс не нанесет урона моей репродуктивной системе. После разговора с врачом страхи ушли. Кроме того, я читала американские медицинские публикации и научные статьи на эту тему. Русскоязычной информации очень мало, и она рекламно-популистская. Не советую.

Сама операция быстрая и безболезненная — я ее не боялась. Риск процедуры минимальный, а выигрыш, который я в результате получила, однозначно того стоил. У меня все это заняло около полугода, потому что я долго думала и изучала тему. А у подруги, которая пошла по моим стопам, — две недели, от первого дня цикла до четырнадцатого.

В 2020 году сама процедура стоила 100 тысяч рублей. В эту сумму входят ведение стимуляции (без стоимости гормонов, они оплачиваются отдельно — 30–60 тысяч рублей) и пункция. Плюс около 25 тысяч рублей ушло на анализы, УЗИ, консультации гинеколога.

Екатерина, 32 года,

предприниматель

О криоконсервации я задумалась три года назад. Тогда и у меня, и у мужа активно развивалась карьера. Мы оба хотели иметь детей в будущем, но тогда нам было интереснее заниматься работой, путешествовать и проводить время вдвоем. Словом, мы были совершенно не готовы к детям, и криоконсервация показалась хорошим вариантом отложить этот вопрос на потом, ничем не рискуя.

От мыслей к делу мы перешли только через два года. Фактически — по медицинским показаниям. На плановом осмотре у гинеколога у меня нашли кисту яичника, которую нужно было удалять. Операция могла травмировать яичник и лишить меня возможности иметь детей в будущем. Так что мне рекомендовали заморозить перед операцией яйцеклетки: это называется «Программа сохранения фертильности». Поскольку мысли о криоконсервации у нас уже были, мы с радостью согласились.

Мы сделали два протокола: сохранили эмбрионы, так как они лучше размораживаются и подсаживаются, и яйцеклетки. Сомнений не было, но я немного нервничала из-за гормональной стимуляции. Был риск, что она спровоцирует рост кисты, поэтому пришлось дополнительно обследоваться у онкологов.

Онкологи дали добро на две стимуляции, но, к сожалению, полностью осуществить задуманное — взять яйцеклетки, а потом спокойно удалить кисту — не получилось. Во время второй пункции кисту случайно проткнули, и удалять стало нечего. Но в глубине души я даже рада, что операцию делать не пришлось.

По времени два протокола вместе с обследованиями заняли около полугода. С учетом моих и мужа дополнительных обследований это обошлось примерно в 450 тысяч рублей.

Подводя итог, могу сказать: я очень рада, что мы на это решились. И дело даже не в давлении общества (наши с мужем родственники очень тактичны и не задают вопросов про детей), а в возможности стать родителями тогда, когда мы будем готовы, а не по «медицинским показаниям».

Но есть и обратная этическая сторона процедуры, которая стала для нас неожиданностью. Оказывается, перед пункцией нужно подписать документ о том, что делать с материалом в том случае, если он вам не понадобится. Варианты ответов: уничтожить, отдать на медицинские опыты или донацию. Мы были совершенно не готовы к принятию решения. Возможно, для кого-то этот вопрос тоже станет этической дилеммой — об этом лучше подумать заранее.

Для неё

Смотреть все

Вам также может понравиться

Проблемы современных людей: 3 решения

Проблемы современных людей: 3 решения

Психолог, женский тренер и автор книги «Ловушка для счастья» Юлия Столярова рассказывает о важности контакта с телом, душевной близости и не только

Читать
Как обеспечить себе психологическую стабильность: 5 правил

Как обеспечить себе психологическую стабильность: 5 правил

Врач и кандидат медицинских наук Андрей Беловешкин рассказывает, как не поддаваться стереотипам во время стресса и повысить свою осознанность

Читать